Почему дела о криминальных врезках не доходят до суда?
25 декабря 2017 658 Александр КОЛЫЧЕВ
 

Почему дела о криминальных врезках не доходят до суда?

В УК РФ существует статья 215.3.  предусматривающая наказание за нарушение целостности магистральных трубопроводов, по которым перекачивается газ, нефть и нефтепродукты. Гражданин за просверливание дырки в действующем трубопроводе в самом простом случае наказывается штрафом в «размере заработной платы». В более сложном – обязательными работами  до 20 суток или сроком «до двух лет». Но вопрос даже не в этом, а в правоприменительной практике по данной статье.
 
В Испании за нарушение работы нефтепровода предусмотрено лишение свободы на срок до 20 лет и штраф в размере 20 тыс. евро. В Китае за это могут повесить. У нас в стране – либо незначительный штраф, либо, если криминальные действия были осуществлены «группой лиц» или повлекли «смерть по неосторожности» или «иные тяжкие последствия» принудительными работами «до пяти лет». В действительности мало что удерживает любого человека от того, чтобы для собственного развлечения просверлить дырку в нефтепроводе и любоваться фонтаном нефти.
 
Кривая статистика
 
А допустим, дырку в нефтепроводе или трубопроводе с дизельным топливом человек просверлил не для удовольствия, а для кражи топлива. Суду надо доказать факт кражи. Он может трактовать ситуацию как повреждение чужого имущества или, в крайнем случае, покушение на кражу. В соответствии со ст. 158 пункт б) УК РФ за совершенную кражу из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода могут присудить лишение свободы до 6 лет, но могут и ограничиться штрафом в размере от 100 до 500 тыс. рублей. Если же суд посчитает (он у нас очень гуманный!), что имело место лишь покушение на кражу, то согласно положениям ст.66 УК РФ срок наказания или размер штрафа не может быть больше, чем ¾ того, что предусмотрено за оконченное правонарушение.

Если вы объясните суду, что откачивали солярку из трубы не для продажи, а для, скажем, изучения в научных целях особенностей отражения света от поверхности углеводородов, штраф будет вам вполне по карману, даже если вы не вор.

После того, как солярка попала в какую-то емкость, установить ее происхождение практически невозможно. А доказывать, кто, зачем и сколько выкачал – трудноисполнимо. Вот типичный пример: газета МВД «Щит и меч» от 14 декабря нынешнего года. Цитаты в исполнении начальник отдела по выявлению преступлений в сфере ТЭК, ОПК, природных ресурсов и ВЭД МВД по Башкирии майора полиции Вадима Басирова: «Осенью 2014 года преступники посягнули на магистральный нефтепродуктопровод «Пермь-Андреевка», принадлежащий ООО «ЛУКОЙЛ-Транс». Мужчины протянули в безлюдной местности от врезки до деревни Байсарово в Янаульском районе шланг длиной 6 км, который накрыли травой и ветками. Похищенный дизель сливали в специально оборудованное подземное металлическое хранилище, а затем перевозили на лесовозе либо в «газели» с замаскированной бочкой. По данным следствия, преступники похитили 7,5 т топлива стоимостью 220 тысяч рублей. Янаульский районный суд приговорил преступников к лишению свободы на срок от 3,5 до 4,5 лет УСЛОВНО».

Протягивать шланг длиной 6 км стоимостью не менее 300 рублей за метр, чтобы украсть 7,5 т солярки!? Просто полиция захватила одну последнюю машину. А сколько их было до этого? И все усилия завершились «условным сроком». Право же, не стоило и стараться.

Статистика такова: из 100 уголовных дел, возбужденных по стандартным статьям Уголовного кодекса (кража, разбой, нанесение телесных повреждений, взятка и пр.), положительное решение в судах (дело доходит до суда, не рассыпается на стадии следствия, не закрывается и завершается назначением реальных сроков) получают 97 дел. Из 100 уголовных дел, возбуждаемых по фактам криминальных врезок в магистральных трубопроводы, до назначения реальных наказаний доходит 3%, остальные дела либо просто не доходят до суда, «рассыпаясь» по дороге, либо люди отделываются ничтожным условным наказанием.

Результат: за последние пять лет количество криминальных врезок в магистральные нефтепродуктопроводы в Московской области выросло в десять раз. Правда, Московская область – исключение. В целом по стране ситуация с криминальными врезками немного улучшается по сравнению с тем, что было еще лет 5-10 назад, когда в некоторых региональных подразделениях компании криминальные врезки обнаруживали чуть ли не каждый день.
 
Кто заплатит за ущерб?
 
Залатать дыру в трубе относительно несложно. Гораздо сложнее и дороже ликвидировать последствия. Вот последний случай: транспортировка нефтепродуктов по магистральному нефтепродуктопроводу Новки – Рязань была приостановлена 18 декабря 2017 в связи разливом топлива в результате криминальной врезки в трубопровод в Клепиковском районе. Сотрудниками АО «Транснефть - Верхняя Волга» на месте разлива был обнаружен отвод длиной около километра, подсоединённый к трубопроводу. Аварийной бригадой были установлены шесть рубежей боновых заграждения для улавливания нефтепродуктов на ручье Переузка и реке Белая. Объём выхода топлива составил около 9 кубометров. На месте разлива работает 50 единиц спецтехники и 109 сотрудников, для которых построен временный городок.

Даже если полиция найдет злоумышленников, по закону им не придется ничего оплачивать. Все расходы, а это миллионы рублей лягут на компанию. Под Рязанью особого ущерба природе не было нанесено. А сколько и где было? Достаточно посмотреть статистику последних лет. Это сотни миллионов рублей ущерба, тысячи загубленных гектаров леса и десятки отравленных рек и озер.

Ни в одном случае разлива нефти и топлива при криминальных врезках оплата расходов на устранение последствий загрязнения почвы и воды не отяготила карманы преступников. Более того, Пленум Верховного Суда РФ от 30 ноября 2017 г. № 49 в документе “О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде” в п. 8 так прямо и написал: «владелец нефтепровода отвечает за вред окружающей среде, причиненный вследствие осуществления третьими лицами незаконной врезки в нефтепровод». Судам, которые пытались возложить ответственность за ущерб на организаторов незаконных врезок, грубо дали по рукам.

Невольно вспоминается давняя история, как судейские начальники хотели сделать владельцев угнанных машин ответственными за совершенные угонщиками аварии и даже сажать в тюрьму, если те кого-то сбивали.

До тех пор, наверное, пока преступники не будут оплачивать из своего кармана в двойном размере ущерб от своих преступлений, с криминальными врезками покончено не будет. Либо надо сажать на 20 лет, как в Испании.